Леонардо да Винчи
 


Философ. Страница 3

1  |  2  |  3  |  4 

 Еще Вентури утверждает, что Леонардо раньше Кар­дана (1550 год) и Порты (1558 год) изобрел камеру-обскуру. Теперь это вполне доказано, благодаря иссле­дованиям Гроте, который нашел у да Винчи соответст­вующие рисунки и описания. Леонардо стоял на шаг от изобретения телескопа: он говорит, что если бы устроить снаряд, в котором лучи имели такой ход, как внутри нашего глаза, это дало бы возможность увеличивать видимые нами небесные тела. В другом месте Леонардо говорит, что человеческий глаз обладает «кристалличе­ской сферой, которая посылает уму явления».

     Ученый-художник соорудил даже«искусственный глаз» с целью показатьход лучей внутри нашего глаза, Леонардо знал явление, смущавшее даже новейших физиков, а именно так называемую иррадиацию, в силу которой белый предмет на черном поле кажется более, чем равныйему по величине черный на белом поле.Леонардо объясняет это явление тем,что когда свет исходит от более яркой поверхности,то впечатление, оказываемое им на сетча­тую оболочку, распространяется на более широком про­странстве, захватывая соседние нервы, а не толькоте, на которые непосредственнодействует переданное хру­сталикомизображение. Объяснение в высшей степени остроумное. Леонардо пользовался знанием законов ир­радиации не только в своем трактате о живописи, нои в некоторых картинах, например, в «Madonna dell`an- gello».

     Явление полутени было в совершенстве изучено Леонардо, и он постоянно пользовался им в живописи. Что касается теории цветов, то он исходил из того положения, что «белый цвет есть причина всех цветов» и что наиболее гармонирующими между собой должны  считаться цвета радуги. Любопытны некоторые его отры­вочные замечания: «Голубой цвет,— говорит он, как бы предугадывая новейшие теории цвета небесного свода,— происходит отсоединения чистейшего белого с парами воздуха». Леонардо считал в радуге не семь цветов, а восемь: тонкий глаз художника ясно различал то, что смешивается обыкновенным зрением.

     В области прикладной физики весьма интересна изобретенная Леонардо паровая пушка. Действие ее состояло  в том,  что в  сильно  нагретую камеру вводилась  теплая  вода,  мгновенно превращавшаяся в пары,  которые своим давлением вытесняли ядро. Кроме того,он изобрел вертел, вращавшийся посредством токов теплого воздуха.

     В качестве военного инженера Леонардо много за­нимался металлургией, причем замечательно, что он не верил в тогдашнюю алхимию. Приведя мнение одного алхимика, что ртуть есть будто бы семя всех металлов, Леонардо замечает; «Это сомнительно, потому что такой взгляд противоречит бесконечному разнообразию при­роды».

     Не менее замечательны размышления Леонардо по вопросам физической астрономии и геологии. Он гово­рит,например, что мерцание звезд есть явление субъек­тивное, зависящее от свойств нашего глаза; он знает, что  Луна  светит  не  собственным,  а  отраженным от Солнца светом, и говорит, что для жителей Луны Земля показалась бы таким же светилом и что Земля, в свою очередь, освещает Луну. Он является одним из первых основателей геологии, развивая «нептуническую» теорию и утверждая,что находимые в горах ископаемые рако­вины были некогда отложены морем. Леонардо смеется над господствовавшим тогда учением, будто эти рако­вины выросли под влиянием звезд.  «Покажите мне,— говорит он,—теперь такое место в горах, где бы звезды могли фабриковать раковины разного возраста, разных форм  и  видов»,  Вентури  полагает,  что геологические теории Леонардо были главной причиной, которая за­ставляла многих современников считать его почти ере­тиком.

     О географических познаниях Леонардолучше всего свидетельствует тот факт, что в Лондонском музее хранится начерченная им по указаниямизвестного Америго Веспуччи первая карта Америки.

     Как художник, рисовавший множество этюдов листьев и деревьев, Леонардоинтересовался ботаникой и выска­зал весьма любопытные мысли об образованииколец древесины,о расположении ветвей и листьев и т. и. Он же первый изобрел способ отпечатывания листьевсо всеми их тонкими жилками —искусство, вновь открытое в нашем столетии.

     Нельзя обойти молчанием различные военные изо­бретения Леонардо.Уже было упомянуто о его паровой пушке, которая гораздо более, чем паровыеигрушки древних греков иримлян, может считаться предшест­венницеймашины Уатта. Теперь вполне уместно еще раз обратиться к знаменитомуписьму, в котором ученый-художник сам себярекомендовал миланскому герцогу ЛодовикоМоро, и рассмотреть это письмо как памят­ник, относящийся к истории военного искусства и тех­ники.

     В одном  из  «пунктов» своего письма к Лодовико МороЛеонардо пишет: "Я умею сооружать особые ору­дия, которые бросают град снарядов,распространяющих сверх  того  густой  дым,  вносящий  смятение  в  ряды врагов". Чертежи,которые дает Леонардо в своих ману­скриптах, поясняют его мысль. В этих чертежахвстре­чаются самыеразнообразные формы разрывных снарядов иснарядов, снабженных трубками, извергающими пламя и дым при помощи пороха, смолы и серы, заключеннойвнутри  снарядов.  Изобретательность  Леонардо  в  этой области почти неисчерпаема, и, если только он непре­увеличивает, некоторые из его бомб разбрасывали оскол­ки в районе не менее 100 локтей.

     Остроумныизобретенные Леонардо землекопательные машины, состоящие из сложной системы рычагов,дви­жущих одновременно  десятки  лопат.  В  виде  курьеза можно указать также на изобретенные им колесницыс вращающимися серпами, которые, врезаясь в неприя­тельскую пехоту,должны были косить солдат. Удивитель­но, как Леонардо не пришло в голову применитьэти или подобные  снаряды,  весьма  напоминающие  наши жатвенные машины, к уборке хлеба. Пособственному сознанию  Леонардо,  эти  «колесницы с  серпами»  не оправдалиего надежд, так как лошади пугались и производили смятение не во вражеских, а в своих рядах. Гораздо более важны чертежи и объяснения да Винчи,относящиеся к сверлению пушечных жерл и к отливке различных частей орудия.  

     Особенно интересовался он различнымибронзовыми сплавами, тем более что бронза была ему нужна еще для памятника Франческа Сфорца. Весьма  подробно  исследовал  Леонардо  обстоятельства полета снарядов, интересуясь этим предметом не только как артиллерист, но и как физик. Он разбирал такиевопросы, как, например, какую форму ивеличину долж­ны иметь зерна порохадля более скорого сгорания или для  более  сильного  действия?  Какой  формы  должна бить картечь для более быстрого полета? На многие из таких вопросов исследователь отвечает весьмаудовлетво­рительно.

     Весьма любопытно водной из рукописей Леонардо указание на то, что он написал целый трактат очастях машин, который и  цитирует в  своих сочинениях по военному искусству.Трактат не сохранился, и об этом случае следует пожалеть. Между прочим, каквидно из цитат,в этом сочинении были указаны простые способы вычислять действие зубчатых колес исложных блоков (полиспастов),которыми Леонардо часто пользовался для подъематяжестей. Об изобретательности его в области механики свидетельствует еще тот факт, что он уже знал весьма  остроумный  механизм,  известный  под  именем «привеса Кардана», вследствие того, что изобретение его приписывалось математику Кардану, жившему почти це­лым столетием позднее Леонардо.

     Удивительно, какимобразом  история  науки  до  сих  пор  еще не  вполне оценилазначение научных работ Леонардо, который за 40 лет до Коперника и задолго до новейших опытов Фуко знал уже, что камень, брошенный с высотыбашни, не падает к ее основанию,  а отклоняется в сторону, и приписывал этоявление вращению Земли, в чемлегко убедиться уже из одного заглавияего трактата («Delia discesa  de'gravi  combineta  colla  rotazione  della terra» — «О  падении  тяжелых тел,  соединенном  с  вращением Земли»). В эпоху, когда химия была алхимией,Леонардо объясняетгорение  свечи,  говоря,  что пламя питается воздухом и чтовнутренняя часть пламени светит менее по той причине, что в ней сгорание неполно,Леонардо пишетцелый трактат «О пламени и воздухе», тогда как в XVII веке Декарт еще неумеет объяснить явлений горения, воображая, что их следует приписать его зна­менитым «вихрям».

      Леонардо говорит о «жизненном воз­духе», подобно тому как Шееле говорил об«огнетворном воздухе», пока, наконец, Лавуазье не исследовал более точно свойствакислорода. После этого можно поверить, что Леонардо предупредил даже Фультона:уверяют, что он устроил барку, двигавшуюся против ветра, и если сопоставить этоизобретение с тем, что достоверно из­вестно о его «паровой пушке», то нетруднопредполо­жить,что барка приводилась в движение действием пара!

     Рисунок этой барки находитсяв наиболее знаменитой из рукописей Леонардо*.

 1  |  2  |  |  4 

 


Шарикоподшипник (рисунок)

Трансформация возвратно-поступательного движения в постоянное

Вращающийся шарикоподшипник



 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Леонардо да Винчи. Сайт художника.